Измени в себе то, что тебе не нравится. Любовь к себе | Психология

Измени в себе то, что тебе не нравится. Любовь к себе

— Человеку, который испытывает чувство неудовлетворённости своими отношениями с людьми, с миром, следует понять, прежде всего, что этот конфликт обусловлен его конфликтом с самим собой. Человек не принимает себя, человек недоволен собой, и поэтому предъявляет другим людям такие же претензии, какие имеет к самому себе. В чем причина такого непринятия человеком самого себя?

— Честно говоря, я не очень люблю призывы полюбить себя. Скорее я склонна считать, что надо принять себя. Себя принимают не за что-то. Себя принимают, потому что Бог создал, мама родила. Что ж теперь делать? Вот такой вот я есть.

Я сразу вспоминаю те тренинги, на которые люди ходят и никак не могут понять, почему нет эффекта. «Я принимаю себя любого, я люблю себя любого». Ну почему я должна любить себя любую и принимать себя любую, если я могу стать такой, чтобы себе нравиться?

Причина непринятия себя — всегда из детства. По какой-то очень уважительной причине ребенок совсем в младенчестве, буквально на первых месяцах жизни не получил вот этого маминого абсолютного принятия.

Любить или не любить младенца за то, что он красивый или некрасивый, это какое-то извращение. Нормальная мама, то есть если у неё была нормальная беременность, она нормально родила, нормально себя чувствовала, она принимает младенца целиком, с таким вот умилением: «Ути, какой ты…» И причем все время носит его на руках. Уже давно, слава Богу, педиатры признали, что младенца надо таскать на руках, чем дольше, тем лучше. Из детей, которые представляют собой переходящее знамя у родственников и друзей, получаются очень доброжелательные люди. «Ути, какой красивый, ути, какой кривенький мой зайчик».

Ребенок маленький, значит у него генерализованы реакции нервной системы.

— Что это значит?

— Ну, сам маленький, нервная система маленькая. У взрослого человека может нога болеть, но одновременно он может радоваться какому-нибудь событию. Или наоборот, он прекрасно себя чувствует физически, но при этом огорчен. У ребенка нет такого разделения. У него все чувства захватывают полностью все тельце. Поэтому когда его мама или другой любящий человек держит на руках, глядит на него умиленными глазами: «Ути, пуси, мое солнце, какое же ты красивое», он испытывает совершенно всеобъемлющее счастье. Вот он – мир.

И вот ребёнок, который и во время беременности, в конце беременности хотя бы, когда его уже ждут, и во время родов, и в первые месяцы после рождения получил вот этот восторг («Боже мой, какое счастье, ты родился»), потом будет принимать себя. У него будет нормальное разделение: я принимаю себя таким, каким меня мама родила, Бог создал. Я такой, какой я есть. Я принимаю себя. Я не плохой, я хороший. Но при этом я далеко не всегда хорошо себя веду, я далеко не всегда хорошо выгляжу, я далеко не всегда собой доволен, я могу испытывать к своему поведению просто омерзение.

Тогда человек чётко разделяет: вот это мне в себе не очень нравится, но придётся принять, потому что я не могу или не хочу это менять. А вот это мне в себе нравится, и я этим горжусь. И тогда он и к другим людям подходит примерно так же.

— Такой человек, мне кажется, более спокоен, у него меньше всяких эмоций по поводу самого себя.

— У него много эмоций по отношению к себе. Но они адекватные, и они существуют в настоящем. То есть они начинаются по поводу, проходят какой-то путь и заканчиваются, когда завершён повод. Либо он изменил себя, искупил ситуацию, в которой он был крайне плох, или принял, что это нельзя изменить, ну и зачем тогда из-за этого страшно расстраиваться. То есть он принял решение. Он не несёт в зубах по всей жизни проблемы. И тогда он с другими людьми тоже общается напрямую с человеком, а не с его проблемами. И получаются у него действительно довольно хорошие отношения с миром, потому что, в первую очередь, он знает, что его любит мама (или любила, если её уже на свете нет). Он точно знает, что его точно любила мама и, дай Бог, папа.

— Почему ему легко переносить недостатки окружающих и равнодушие к нему?

— А у него был этот мир маминых рук и восторженных глаз.

— Как этот мир, который был, перевести в сейчас? Он ведь был, а сейчас что?

— А он остался. Человеку, у которого этого не было, приходится делать большой путь, понимая, что он больше никогда не будет младенцем, что у него никогда не будет мамы.

— Мы сейчас описали человека, который любит или принимает себя. Давайте теперь опишем человека, который себя не принимает. Что у него было в детстве и что сейчас?

— В силу каких-то причин это базовое доверие к миру и к себе, потому что младенец и мир едины, не развилось. Потому что мамы не было, мама болела, мама была не в себе в силу каких-то причин. Например, это была нежелательная беременность от нежелательного человека. Ну, мало ли почему? Этот ребёнок был нежеланным, вообще мама не знает, куда его девать. Или мама болела, в больнице лежала, вот не было у него в это время ни мамы, ни того, кто готов её заменить.

— Вы относите и то, и другое именно к периоду младенчества?

— Закладывается это в младенчестве. У ребёнка, который это в младенчестве получил, очень большой запас жизненных сил, он потом легче перенесёт всё остальное, потому что у него остаётся вот это вот недифференцированное, непроговоренное, где-то внутри него живущее, тепло мира. И тогда мир хорошо относится к нему, он хорошо относится к миру. И тогда он может разделять, что мир, в общем, хорош, он тоже, в общем, хорош.

— Я знаю людей, которые в младенчестве это имели, но в более старшем возрасте, подростковом, начинались серьёзные проблемы с родителями, и в итоге у них мало этого принятия себя.

— Вообще желательно хотя бы подростковый возраст пережить в хороших условиях. Я понимаю механизм этих людей. В младенчестве у ребенка всё было ну очень хорошо, у него даже не было повода задуматься, что бывает по-другому. И вдруг всё рухнуло, что-то случилось, и это несправедливо. Вот он, скорее всего, будет борцом за справедливость. «Это несправедливо. У меня всё было, и у меня всё отняли».

— Вот, такой человек стал взрослым, что сейчас мы наблюдаем, какие последствия этого?

— Есть два основных простых вывода, которые идут из детства. Либо я плохой, и тогда правильно, что ко мне так относятся. Значит, мне надо всю жизнь платить за то, что меня до сих пор не придушили. То есть я всё время должен доказывать, что я достоин любви, я должен всё время быть хорошим, я должен всем помогать, я должен быть идеальным. Если ко мне хорошо относятся, то это как-то подозрительно, значит надо либо ещё больше быть идеальным, либо приготовиться к тому, что здесь какая-то подлянка зарыта, и это скоро кончится. Что это она в меня так влюбилась? Наверно, она либо сама больная, либо она просто меня не разглядела. Вобщем, это плохо кончится.

Вот такой человек, который пытается всё время сам себе доказать, что он заслуживает хорошего отношения, при этом этого хорошего отношения никак не принимает. Ему очень трудно принять любовь. Ему очень трудно поверить, что его любят. Да не может такого быть ! Надо ещё тебе дать, ещё дать, ещё дать, и тогда я приму, что ты хорошо ко мне относишься.

Он всё время даёт, даёт, даёт, даёт и не может принять ни любви, ни денег, высокой зарплаты, ни просто везения. Например, послал резюме, и первый успел на какую-то очень хорошую работу. Ему сразу ответили: «Да, да. Вы нас устраиваете, приходите». Ему так неудобно. Наверно кто-то же там лучше был. И как-то это не к добру. Наверно, они потом меня там разглядят и выгонят. На собеседовании он часто ведёт себя так, что люди действительно разочаровываются. И у него всё равно очень плохо складываются отношения с людьми. Потому что нормальные люди, которые его окружают, не могут всё время принимать любовь и подарки, не возвращая. Они постоянно пытаются установить равенство: «На тебе тоже». А этот человек плохо принимает.

— Мы рассмотрели один механизм. Как его назвать коротко?

— Это человек, который считает, что он плохой, а все хорошие. То есть он не получил безусловной любви или потерял её слишком рано и он считает, что он всегда плохой, и поэтому всё не ладится. А на самом деле не ладится, потому что он всё время пытается искупить и заслужить.

— А следующий механизм?

— Все плохие, а я хороший. Ну, надо же как-то защищаться. Надо же как-то объяснить, почему в детстве этого не было или потом было потеряно. Ну вот – потому что мир оказался плохим. Вот негодяи ! Вот я такой золотой, а они несправедливы.

— Возникает вопрос: а вот насколько эти люди второй категории хорошо к себе относятся, если они так вот плохо относятся к другим?

— Они очень плохо к себе относятся. Просто они так защищаются. У нас этот механизм особенно часто встречается. Потому что страна традиционно с дефицитом нормальных, счастливых, сытых родителей (ну вот история так сложилась).

В общем, либо я плохой, либо мир плохой. В основе лежит одно и то же: «Я не такой, как надо». Нет у меня вот этого покоя, ощущения, что всё правильно. Здоровое ощущение: поступки могут быть неправильными, ситуации бывают неправильными, но я все равно правильный, и мир правильный. У человека, который себя не принимает, нету этого.

— Вы уже сказали, что изменить отношение к себе путём просто того, чтобы стать лучше, едва ли возможно, потому что нет предела самосовершенствованию.

— Нет, тем более, что так мы углубим тот же механизм. «Меня любят за то, что я что-то хорошее делаю». Или «Меня любят за то, что я заставил их измениться. Они стали лучше, они стали лучше себя вести, поэтому они полюбили меня, и поэтому я их тоже люблю». И то и другое невозможно. Тебя никто не должен любить во всём комплексе твоего поведения, твоего внешнего вида, твоего отношения к миру.

— Никаким внешним актёрством этого не изменишь. Как бы ты ни старался вести себя правильно, вот это вот твоё внутренне восприятие себя будет давать о себе знать.

— Важнее всего понять и принять: ты такой, каким тебя Бог создал, и это правильно.

Почти всем нам не хватает принятия того, что высшие силы разбираются в жизни лучше, чем мы, и мы не умнее Бога.

Именно Бог определил нам родиться вот такими и никакими иными. А мы предъявляем претензии к маме. Она меня вот таким родила — недостаточно красивым. Ах, она нехорошая. Она меня родила не от того папы.

На самом деле, то, что меня родили таким, это не хорошо и не плохо. Это так. Потому что если б это было по-другому, меня бы не было.

— Ну, и отсюда вытекает главный вопрос: как же с таким наследством, которое мы сейчас описали, всё-таки себя принять?

— Дело в том, что психология – это не утешение, как и религия. Это как раз ровно наоборот. Это тяжёлый труд по разниманию себя на части и укладыванию тех же частей в более правильном порядке. Выбрасывать ничего нельзя, это невозможно, и чужого ничего не прибавишь. Просто из бардака делать свою индивидуальную правильную мозаику.

Это тяжело. Как принять себя? Можно волевым усилием, но желательно всё-таки с помощью хорошего профессионала… Ну, естественно каждый специалист хвалит только свой метод…

— Что можно сделать, чтобы принять себя, кроме того, чтобы пойти к профессионалу? Человек сам может что-то для этого сделать?

— Может. И очень многое. Потому что после того, как он понял, что раз уж его уже родили и деваться некуда, придётся жить, дальше у него есть выбор: жить хорошо, то есть относительно спокойно, или жить плохо, то есть посвятить свою жизнь причитаниям на тему, какой я плохой или какой мир плохой; либо принять, что он разный, и мир разный, и люди разные, и жить в общем достаточно весело.

Ну, вот он хочет принять мир таким и хочет жить весело. Что ему для этого сделать?

— А для этого опять-таки волевым усилием напрячь мозги и действительно понять, что он может изменить в себе, и менять это обязательно. И не поддаваться ни на какие провокации «я люблю себя любого», ни на какие тренинги «я люблю себя кривого, косого, горбатого, и нет ничего красивее, чем весить 40 килограмм или наоборот, 140». То есть измени в себе то, что тебе не нравится, чтобы себе понравиться.

Надо разобраться, что я могу в себе изменить и хочу, потому что ну очень мне это не нравится. Без фанатизма, конечно, не надо класть на это жизнь, но изменяй. Может, по дороге ты потеряешь к этому интерес и захочешь поменять что-нибудь другое. Но, по крайней мере, начни процесс. Тогда ты будешь действовать. А человек, который действует, не чувствует абсолютной беспомощности.

Обычно то, что ты не можешь изменить ни под каким видом, либо не очень тебя касается, либо занимает очень небольшую твою часть. Всё остальное – вперёд и с песней. Очень многое можно не только изменить, но и от самого процесса получить массу удовольствия. Не принять судьбу, например, «Бог меня создал недотёпой, который не может устроиться на хорошую работу. Это придётся принять». Да Бог не мог тебя таким создать, Богу делать нечего, подбирать тебе работу. Подумай, почему у тебя не ладится с хорошей работой и измени это.

— Я где-то читал, что когда человек примет себя, ему становится легче себя изменить.

— Естественно. Потому что тогда организм сам с удовольствием начинает менять то, что действительно улучшит качество жизни. Он сам это начинает делать, потому что очень часто человек, чтобы избежать глобальной травмы, генерализованную тревогу по поводу несовершенства мира начинает стягивать на что-то конкретное. Какое-нибудь его качество, физическое или характера или ситуации (например, живёт не в той стране), становится объяснением всего. «Вот если бы я мог это изменить, то всё бы стало идеально». Но поскольку если ты это обстоятельство изменишь, скорее всего, ничего в твоей жизни не улучшится, то это и не меняется. И вот он ходит по кругу…

Если человек начинает бесконечно ходить по психологам на тему «прими себя», ему попадаются плохие психологи. И он всю жизнь тратит огромное количество денег и времени, практически живёт уже психотерапией, как образом жизни. Он уже только ходит по группам и психологам, чтобы решить, например, проблему своих кривых ног.

Меня одна клиентка упорно доставала по телефону. Я сказала: «Девушка, определитесь. Если проблема в кривых ногах, то дайте мне подумать, где их выпрямляют. А если это психологическая проблема, то вы уже пять лет ходите к психологам. Ноги надо либо выпрямить, либо носить одежду, которая их кривизну скрывает. Оттого, что они у вас выпрямятся, ваши проблемы не решатся. Вы ходите хорошо?» Она говорит: «Ну, естественно». Я говорю: «Значит, это не та кривизна, которая является медицинской проблемой. Значит, это лёгкий недостаток внешности. Носите брюки и длинные юбки. Всё, проблема решена».

Понятно, что если этой девушке каким-то чудом выпрямить ноги, ничего не решится. Остальные не видят её кривых ног. Они видят её плохое настроение, перекошенное лицо, её злобное отношение к людям. Потому что она уже на всех смотрит: «Конечно, я тебе не нравлюсь с кривыми ногами ! » А человек не понимает, почему на него так плохо смотрят. Фу, какая неприятная девушка. Более того, она страшно радуется, когда видит, что у кого-то ноги ещё более кривые, так что человеку, который даже не считал это своей проблемой, всё равно неприятно, что ему так тычут его недостаток.

— Понятно, что не надо зацикливаться и бегать по психологам, тем более плохим психологам…

— Нет, надо по всем инстанциям решать проблему, в том числе и с психологами. Но необходимо разделить то, что ты хочешь и можешь в себе изменить, и то, что ты не можешь в себе изменить, или плата за это слишком велика. И это ты примешь, ничего страшного. Самое главное, что это ты. Выбор у тебя только один: ты можешь мучиться из-за того, что ты такой или из-за того, что мир такой, а можешь не мучиться.

— Это напоминает фразу «Хочешь быть счастливым, будь им».

— На самом деле это очень правильная фраза. Только разберись, что тебе реально мешает быть счастливым.

— Вот вы говорите: «Что можешь изменить — измени, что не можешь – прими». Как принять? Вот не нравится мне что-то, и я не хочу это принимать. То есть хочу, но не получается.

— А что будет, если примешь? Принял. Просыпаешься утром, вот есть кривые ноги или что-то ещё, что ты в себе не мог принять, а ощущения проблемы нет. Что будет?

— Будет хорошо.

— Правда, будет хорошо? На смену решённой проблеме, если вдруг по мановению волшебной палочки проблема решится, может придти другая проблема…

Природа и организм не терпят пустоты. Надо ещё подумать, зачем тебе эта проблема, и что будет, если она решится. Потому что, если задуматься, выяснится, что не зря ты её держишь зубами. Если человек решит: «Мне нужна эта проблема, потому что…», у него никто и никогда её не вырвет. Только пойми, что эта проблема не нужна окружающим, и не долбай их этой проблемой.

Большая часть нашего общения, к сожалению, это общение наших неврозов, нашего прошлого, нашего детства, наших представлений о будущем, но только не тех самых ядерных личностей, того, что мама родила. Вот когда общаются друг с другом вот эти внутренние личности, которых мама родила, это отличное общение.

— Как к этому прийти?

— Надо взять на себя ответственность за себя. Я отвечаю за себя, а другие люди за меня не отвечают. И, более того, я за них не отвечаю. Я отвечаю за своих детей, пока они маленькие.

— Мне кажется, что чрезмерная ответственность зачастую как раз вот…

— Ответственность не бывает чрезмерной, она бывает ложной. В том-то и дело. Вот эти люди, которые решают, что они плохие и всей своей жизнью должны заслужить хорошее отношение… это тоже мания величия. Это та же самая ответственность за то, за что я не могу отвечать. Я могу сделать всё возможное для того, чтобы ты ко мне относился хорошо. Это от меня зависит. Но я не могу отвечать за то, как ты ко мне относишься. Я могу всё равно тебе не нравиться. Я не могу отвечать за тебя.

— Поможет ли здесь копание в своём детстве?

— Только с профессионалом. Копание в своём детстве без профессионала – это всё равно, что увлечённое расковыривание какой-нибудь ранки, пока не доведёшь себя до сепсиса.

Во-первых, нормальный психолог долго учился. Он ведь не советы даёт и не кивает за твои деньги, слушая тебя. Он производит интервенцию не менее решительную, чем хирургическая, только другими методами. А во-вторых, ну не видим мы себя изнутри. Мы пойдем на поводу у мифов. Мы почитаем книжку, послушаем окружающих, найдём у себя, что нам покажется похожим и построим на этом неправильном фундаменте большое здание, которое рухнет и нас же придавит. Этот вот любительский взгляд на своё детство только ухудшает ситуацию.

Лучше всего в настоящий момент посмотреть на себя в зеркало, посмотреть на себя со стороны и задать себе вопросы. Вот ты себе отвратителен. При этом есть люди, которым ты нравишься? Они что, идиоты? Они настолько глупее тебя, что ты им нравишься?

Если люди к тебе хорошо относятся, а ты не можешь до конца в это поверить, посмотри на них нормальными, доброжелательными глазами. Они хорошие, они хорошо к тебе относятся. Значит ты хороший. Если ты кажешься себе исчадием ада, то у тебя мания величия.

Включи мозги. Если масса людей тебя недолюбливают, подумай, может быть, они в чём-то правы. Если на пятой работе начальник тебя не любит, подумай, действительно ли хорошо ты работаешь. Если после первого свидания уже пятая девушка уходит, обиженно поджав губки, либо ты как-то не так ведёшь себя на свидании, и ты их действительно обижаешь, либо ты их неправильно подбираешь, и они уже приходят обиженные.

— То есть думай, меняйся, развивайся.

— «Думай, меняйся, развивайся» – это вообще по жизни нужно. Но это не рецепт принятия и неприятия себя и мира. Принятие себя и мира — это, наоборот, на самом деле сложение с себя ответственности за то, что ты не можешь изменить. На самом деле это смиренное принятие того, что есть. Я делаю всё, что могу, и я надеюсь, что делаю правильно. Но я не могу этого утверждать, потому что я не Господь Бог. На самом деле это смиренное принятие того, что я не могу изменить.

— Как вы объясните, что такое смиренное принятие?

— Это признание реальности: это так. И от меня зависит только то, как я буду на это реагировать. А вот то, что это так, от меня не зависит.

Меня это принятие посетило в героический момент. Первая моя командировка, в воюющую страну была в Карабах. Там же накрыло первым обстрелом. Слава тебе Господи, я была не одна. Все бодро спустились в подвал. Перепугалась я, конечно, потом. Был очень полезный урок. Ведь независимо от того, буду я героически себя вести, буду я позорно себя вести, эта бомба всё равно упадёт, на меня — так на меня. От моего поведения ничего не зависит. Если бомба пролетит мимо, а я плохо себя вела, мне потом будет очень трудно общаться с этими людьми. А вот если я одна: не упадёт на меня бомба, никто не узнает, как я себя вела; упадёт на меня бомба, тем более никто не узнает. Я ничего не могу сделать. Ни от моих действий, ни от моих реакций, ни от моего выбора, ни от того, что я умру со страха или подожду, пока бомба на меня упадёт, ничего не зависит. Я могу это только принять. А дальше у меня выбор, как я буду себя вести: постараюсь всё-таки сохранить достоинство (вдруг бомба мимо пролетит, и мне потом будет стыдно) или нет. Это единственное, что от меня зависит.

— Почему вы так скептически говорите об аутотренинге, когда человека учат говорить, что он себя принимает таким-то? Вот, допустим, он молчун. Другие блистают красноречием, а он молчит. Разве ему обязательно тоже становиться говоруном?

— Нет, абсолютно. Только не надо сидеть и медитировать: «Я принимаю себя молчуном».

— А почему?

— А если он молчун, так сказать, от природы? А может быть, и не от природы. Может, с ним мама в детстве не разговаривала. Если он пришёл на тренинг, значит, он считает, что то, что он молчун – это его недостаток.

Есть два варианта: либо этот недостаток попробовать исправить, либо разобраться, откуда он взял, что это недостаток. Может, была такая ситуация в детстве. А на самом деле это прекрасное качество. Мне, например, очень нравятся молчаливые люди.

— Вы предлагаете путь некого логического рассуждения. А есть ещё путь аутотренинга.

— Чего аутотренировать, пока ты ещё не увидел картины? Надо просто расширить угол зрения. Проблема возникает от туннельного зрения. Вот ты упёрся, что это вот так и только так. А это ещё так, так, так и так. Может оказаться, что это не надо принимать либо потому что это очень легко исправляется, либо потому что это достоинство, которое нравится массе людей. И тебе просто показалось, что это твой недостаток.

— Может быть, у человека эти навязчивые мысли уже не один десяток лет. Может быть, аутотренинг — это хорошее противопоставление этим мыслям?

— Если он считает это недостатком, надо разбираться, откуда ноги растут. Потому что если человек действительно маниакально считает, что это недостаток, который серьёзно приносит ему проблемы и портит ему жизнь, и у него от этого много чего не получается, то с этим надо разбираться.

Например, я молчун, уже 50 лет как молчун. От этого у меня работа не заладилась; жена не та, потому что ту я не смог очаровать. Пока я молчал, её увели говорливые юноши. Всех хорошеньких девушек увели говорливые юноши. Работа у меня не та, которую я люблю, потому что я занимаюсь той работой, на которой не надо говорить. И вот, наконец, в 50 лет в результате аутотренинга я принял себя молчуном. И заодно принял себя неудачником, потому что жена у меня осталась та же, работа та же. Ну, принял я себя молчуном, что я буду с этим делать?

— Ну, я буду доволен собой…

— С чего я стану доволен собой, когда то, что я молчун – это недостаток, который сильно отравил мне жизнь?

Это лёгкий способ решения проблемы. Я принял то, что я считаю недостатком, не разобравшись, недостаток ли это, какую роль он играет в моей жизни и можно ли его исправить.

Не надо идти лёгкими путями, потому что они неправильные. Они как анальгин от больного зуба. Три дня будет помогать, на четвёртый твой труп привезут в челюстно-лицевую хирургию. Не надо принимать себя с нарывающим зубом. Надо идти к стоматологу. Не надо принимать себя без зубов. Надо идти к протезисту. Не надо принимать себя с кривыми зубами, если тебе это сильно не нравится. Пойди и выпрями.

— Многие молодые люди недовольны, допустим, тем, что у них нет денег. Что, им теперь всем советовать идти становиться миллионерами?

— Разобраться, зачем тебе деньги, почему ты их не можешь заработать, и что будет, если ты их заработаешь, и сколько их тебе на самом деле нужно, а главное, что тебе на самом деле нужно. Потому что есть много ситуаций, которые формулируются одинаково, а корни имеют абсолютно разные. Например, я хочу заработать много денег, потому что мне с детства внушали, что достойный человек – это только обеспеченный человек. Или я хочу заработать много денег, потому что меня запилила моя девушка или моя жена. Я хочу заработать много денег, потому что я хочу иметь то, что за них можно получить. Деньги-то сами по себе ничто. Надо же выяснить, зачем они тебе. Чтоб тебя любили? Чтоб ты сам себя уважал? А главное, сколько тебе нужно денег? Что для тебя достойное количество денег? Конечно, нужно зарабатывать деньги. Или я совсем отказываюсь от идеи денег, но тогда я никому не предъявляю претензий. Вот живу на чердаке себе и живу. Но не надо обижаться на девушек, что они не хотят жить со мной на чердаке.

Надо сначала порассуждать, посмотреть на себя со стороны. Сначала нужно снять фильтры, увидеть всю картину.

— Узость взгляда убрать, да?

— Да. Узость взгляда — это признак невроза, признак серьёзной проблемы. Человек мучается всерьёз, не кокетничает, не вытрясает вторичную выгоду. Он действительно мучается, потому что он не видит выхода. Он видит только вот эту стену, в которую он упёрся, только проблему, и считает, что она очень серьёзная, она – корень всего. И вот если бы она каким-то образом решилась, то всё бы стало идеально. А поскольку она никак не решается, то всё плохо.

Очень полезно задавать себе крайне циничный вопрос: а что я имею с этой проблемы, и что я потеряю, когда она, не дай Бог, решится? Ведь от того, что она решится, решится только она. Всё остальное – нет. Остальные проблемы от этого не решатся, потому что они имеют совершенно другие корни. Человек их просто притягивает.

— Какие корни?

— У каждой проблемы свои корни. Из детства, от предков, из каких-то травм. На самом деле проблема не в том, что человек, например, молчун, а в чём-нибудь совсем другом. Проблемы не решатся, а ему будет очень обидно. Сначала много лет положил на горевание о том, что он молчун, потом кучу сил на решение этой проблемы. Потом оказалось, что, собственно говоря, ничего особенно не изменилось. Не в этом было дело.

— Давайте подведем итоги нашей беседы.

— Себя надо принимать как данность. Надо трезво оценивать своё поведение и не приходить в восторг, когда оно плохое, а искупать грехи и вину. Нужно нести ответственность за то, за что ты можешь нести ответственность. И нужно себе нравиться. А если себе не нравишься, надо подумать, что бы такое исправить, чтобы понравиться.

— И снять с себя ответственность за то, что не можешь изменить.

— Да. Ты можешь отвечать только за себя. И то не полностью. А самое главное, делай то, что можешь и надейся, что это правильно.

А любить себя… Любить всё-таки лучше жизнь, детей, жену, мужа, родителей. А себя надо уважать, себе нужно нравиться. Если ты себя не уважаешь и себе не нравишься, нужно очень сильно подумать, почему это происходит. То ли ты не принимаешь себя вообще как класс, то ли ты действительно делаешь то, что порядочному человеку нравиться не может и за что уважать нельзя. Вот это обязательно нужно различать.

По материалам сайта http://pobedish.ru


Туда Сюда

Комментарии:


Оставить комментарий