Психотерапия для “нормальных” | Психология

Психотерапия для “нормальных”

Психотерапия – королева целительства.

Почему? Потому что нетрадиционная медицина в основном имеет дело с психосоматическими расстройствами, с теми заболеваниями, которые прямо или косвенно зависят от бессознательной сферы человеческой психики. И, что не говори, именно психотерапевт, в отличии от других специалистов, умеет, простите за каламбур, сознательно общаться с бессознательным.

Что такое психотерапия и чем она отличается от психиатрии и психологического консультирования?
Психиатр – это врач, имеющий дело с “по-настоящему” психически больными людьми. Психолог и психотерапевт – с психически здоровыми, но имеющими те или иные проблемы со здоровьем или психологическим комфортом. В России и в Украине психотерапевт – врач, а психолог нет. В США наоборот – психолог и психотерапевт одно и то же лицо, как правило, не врач.
Психиатр и психотерапевт – два разных специалиста. У них различный подход к восприятию пациента и процесса лечения.
Прекрасно помню свои ощущения, когда проработав несколько лет психиатром, я решил оставить психиатрию и, открыв частную практику, занялся психотерапией. Тогда я думал, что это одно и то же. Когда стали приходить первые пациенты, я испытывал состояние растерянности и беспомощности. Оказалось, что из своего прошлого психиатрического опыта почти ничего нельзя “перетащить” в психотерапию – разные, почти не совместимые системы измерений и полное отсутствие в чистой психиатрии каких-либо методов лечения, кроме медикаментозных. Я не знал, как разговаривать с пациентом, чтобы за сорок минут приёма он не выбросил свои деньги на ветер, а получил то, за чем пришёл. Я не знал, как пациента лечить. Выписывая рецепты, чувствовал, что нужно что-то другое. И это “другое” пришлось начать осваивать с нуля. А так как в советской психотерапии кроме рецептов и гипноза тогда ничего другого не существовало, пришлось съездить в США и разобраться “что к чему”.

Небольшой экскурс в историю

Психотерапия родилась, когда первобытный человек усвоил тридцать наиболее употребимых слов, известных нам как лексика Эллочки-людоедки ( “дай”, “кайф”, “ой-вэй” и др.) и перешел к более сложным (“на”, “лажа”, “шухер”). Вероятно уже тогда люди умели успокоить друг друга, приободрить, пожалеть. Тот, кто занимался этим чаще, и был первым психотерапевтом. Вероятно, будучи съеденным на обед, он казался своим пациентам вкуснее, чем представители других профессий.
Первое психотерапевтическое издание – Библия. В ней психологическая коррекция начинается Змеем-искусителем, ратовавшем за превосходство “эго” над безволием, и заканчивается любым поступком или притчей Иисуса.
В “наше” время отсчёт можно вести от венского врача Франца Антона Месмера, убеждённого в том, что лечит он “магнетизмом”, но на самом деле использовавшего гипноз, суггестию, биоэнергию, шоу-терапию и групповую индукцию.
В начале ХХ века психология и психотерапия начали бурно развиваться в США и Западной Европе. Появились различные школы и течения. Зачастую психологи сами не понимали друг друга, использовали различную терминологию и далеко не всегда имели ясное представление об идеях своих коллег.
В 1909 году австрийский психиатр Зигмунд Фрейд получил приглашение прочитать в Гарвардском университете цикл лекций по психоанализу. После этого психоанализ завоевал всю Америку, а вскоре и весь мир. За исключением, конечно, Советского Союза, где психоанализ бурно развивался до середины 20-х годов, а затем, заодно с НЭПом, был “благополучно” свёрнут.
Параллельно с психоанализом в США тогда переживало свой “звёздный час” другое течение – бихевиоризм, проще говоря, психология поведения. Огромное влияние на его развитие было оказано советским физиологом И.П.Павловым.
С 1925 года в США начала оформляться ещё одна базисная ветвь психотерапии – гештальтпсихология, утверждающая, что основные элементы психики не восприятие, мышление, сознание, память, интеллект, ощущения, а некие целостные психологические образования, гештальты.
В начале 30-х годов Америку поразил колоссальный экономический кризис. Но на психотерапию он повлиял благотворно – у людей возникла необходимость чаще обращаться к ней за помощью. Появились новые направления, возрос интерес к общественной психологии. Широкую популярность приобретает психологическое консультирование.
Экономический кризис со второй половины 80-х годов охватил все республики бывшего СССР. Пожар бушует не меньше, чем в своё время в Америке. Но почему психотерапия никак в это время не развивается у нас – не понятно. У людей нет денег платить за приём? В США в 30-е годы тоже не было. Скорей всего дело в непонимании необходимости психотерапии для каждого из нас. “Я сам справлюсь со своими психологическими проблемами” – это миф, который некому развеять. Каждый человек всегда субъективен в самооценке, а значит не может трезво разобраться в своём психологическом состоянии и найти оптимальный выход. Слово, которое тебе поможет, ты сам себе не скажешь.

Может ли заменить психотерапевта солидный счёт в банке?

Нет, не может. С чем обычно ассоциируется образ американца? С уверенным в себе, весёлым, общительным человеком. Но это не результат существования банковского счёта с приличным колличеством нулей. Просто редко кто из американцев не обращался к психотерапевту. “Иметь своего” психотерапевта в США так же естественно, как “иметь своего” парикмахера или автослесаря.
“Новые” русские (“новые” украинцы, “новые” ханты и мансы) при кажущейся внешней развязанности, на самом деле внутренне гораздо закомплексованней “не новых”. Если вы не верите мне, то может быть поверите Михаилу Задорнову (цитирую по памяти): “Я всегда стараюсь настоять на том, чтобы билеты на мои концерты, были доступны не только богатым. Если в зале одни “новые” – это кошмар. Они совершенно не воспринимают юмор”.
Или же Лолита из кабаре-дуэт “Академия”: “Мы с Сашей любим выступать перед обычной публикой, но ненавидим презентации и дорогие ночные клубы. Там каждый концерт выматывает до предела. Наши научились зарабатывать деньги, но не научились по-настоящему расслабляться”.

Почему у нас мало психотерапевтов

У нас сложилось своё представление о психотерапии. В конце двадцатых годов великий вождь запретил всё, что не укладывалось в паранойю коммунизма. Но даже он не смог запретить работать человеку, который, как ни странно, не очень-то считался с указаниями вождя. Причина проста – этот человек был Нобелевским лауреатом. Его имя – академик Иван Петрович Павлов. Павлов получил Нобелевскую премию за работы по исследованию пищеварительного рефлекса, но, увлекаясь вопросами транса и добившись снятия высочайшего запрета с рефлексологии, Иван Петрович попутно получил добро и на научное исследование гипноза. Поэтому все психотерапевты в Советском Союзе переквалифицировались в гипнотизёров, ведь никем иным они тогда быть не могли.
Но ситуация все же постепенно меняется и вы при желании можете обратиться не только к гипнотизёру, но и к психотерапевтам других направлений.

О чём думает, разговаривая с пациентом, психиатр

К психиатру люди идут с меньшей охотой, чем к стоматологу. Вероятно, боятся, что он прицепит диагноз-ярлык, от которого потом не отмоешься. И такое бывает, но всё же редко. Чаще всего слухи о навешивании несуществующих ярлыков распространяют люди, которым правильно поставлен диагноз, но они, тем не менее, считают себя здоровыми.
Если вы попадёте на приём к психиатру, то он будет решать два вопроса: есть ли у вас психическая болезнь и опасны ли вы.
Укоренилась точка зрения, что медицина, в том числе психиатрия, наука. Написаны десятки тысяч диссертаций, книг, проводятся научные симпозиумы, есть множество психиатрических школ, однако не существует одного – чёткой грани между психическим здоровьем и психической болезнью.
В определённых случаях без сомнения можно диагностировать шизофрению, алкогольные, старческие, послеродовые и другие активные психозы. Но любое психическое заболевание протекает волнообразно, как бы по синусоиде, и далеко не всегда можно с уверенностью сказать, что вчера болезнь была, а сегодня её уже нет. Другими словами у многих людей с “настоящим” психиатрическим диагнозом существует “буфер”, промежуточное состояние между психической “нормой” и патологией.
А сторонники Фрейда считают, что между психически больным человеком и здоровым разница не качественная, а только количественная – у здорового человека присутствует такой же набор “ненормальностей” что и у больного, но у больного их немного больше.
Некоторой части пациентов психиатрических учреждений ставятся диагнозы “психопатия”, “пограничное состояние”, “невроз”. Эти люди ещё не больны, но уже и не здоровы, и заболеют ли они “по-настоящему” никто не знает.
Большинство из нас, “не имея” своего психиатрического диагноза, время от времени испытывают нарушения психики: это и так называемые, аффективные психозы (временная потеря самообладания в результате сильного стресса), и глубокая (но не эндогенная, то есть не “генетическая”) депрессия, это и алкогольное опьянение, и необоснованная ревность, истерические реакции и многое другое.
И, наконец, психическая болезнь – не обязательно плохо. Как правило это плохо для ближайших родственников, но не для самого больного. Ван Гог страдал шизофренией, Гоголь маниакально-депрессивным психозом, Достоевский эпилепсией, Мусоргский хроническим алкоголизмом, и перечисление можно продолжать бесконечно. Они гениальны потому что были больны? Если бы не были больны, не стали бы ещё более гениальными? Трудно сказать.
А знаете ли вы, что церковное понятие “блаженный” с психиатрической точки зрения не что иное, как шизофреник? Значит храм Василия Блаженного это храм Василия Шизофреника? Получается что так.
Кто-то из великих изрёк: “Если бы Христос появился в наше время, его обязательно поместили бы в сумасшедший дом”. Если бы он появился в тоталитарном государстве, разумеется. В Советском Союзе цеплять диссидентам психиатрические ярлыки было “нормой”. Но если психиатрия от политики независима, то для принудительного помещения в психиатрическую больницу необходим один единственный критерий: опасность больного человека для себя или для других. Опасность для себя – это возможность совершить самоубийство. Опасность для других – вызванная болезнью агрессия.
И психиатр, впервые беседуя с пациентом, в первую очередь взвешивает критерий его опасности, а во вторую и третью – какой же всё таки диагноз и какие следует назначить медикаменты.

О чём думает, разговаривая с пациентом, психолог

Психолог диагнозы не ставит. Он не врач. Психолог не будет решать вопрос о вашей госпитализации в психиатрическую больницу. Он не имеет на то полномочий. Психолог не назначает медикаменты. Он в лекарствах ничего не понимает. Поэтому к психологу и к психотерапевту можно идти без всякой опаски.
Если вы придёте к психотерапевту он, конечно, станет с вами беседовать, расспросит вас о стиле жизни, о реакциях на те или иные события. Вероятно, он разъяснит вам причины вашего невроза, обсудит оптимальные способы поведения в различных жизненных ситуациях, особенно в “безвыходных”.
Вместо диагноза психолог определит тип вашей личности и способы коррекции мышления. Только дилетант начнёт давать советы, как вам справиться с той или иной жизненной ситуацией, постаравшись сразу же “врезать счастьем по морде”. А профессионал вместо советов поведёт беседу так, чтобы вы сами нашли ответы на ваши вопросы.
Психолог не может изменить вашу жизненную ситуацию, но он способен изменить ваше восприятие этой ситуации и тем самым избавить от внутреннего конфликта.
В результате изменится ваше поведение. Несомненно вы уверены, что оно почти безупречно. Во всём виноваты другие. Но дело в том, что другие точно такого же мнения – это их поведение безупречно и это вы во всём виноваты. Психолог не судья. Он не будет разбираться в том, кто виноват.
Задача психолога помочь вам увидеть ситуацию с другого ракурса, с другой точки зрения.
Увидеть то, что вы не замечаете. А как вести себя дальше – вам решать. И если вы найдёте решение, то, избавившись от стресса, заодно избавитесь и от своих психосоматических недугов.
Условием успеха терапии является искреннее желание пациента разобраться в “запутанной” жизненной ситуации, а так же профессионализм, опыт и эрудиция психотерапевта.
Но прежде чем “увидеть” вашу ситуацию, психолог постарается “увидеть” вас, определить ваш тип личности, со всеми достоинствам и недостатками.

На приёме у психоаналитика

Сейчас модно называть психоаналитиком любого, кто склонен давать психологические советы. На самом деле не каждый, кто анализирует психику является психоаналитиком, к ним принадлежат лишь те, кто практикует метод Зигмунда Фрейда и его последователей.
ФрейдВы, может быть, попытались прочесть кое-что из написанного Фрейдом. Но вряд ли дочитали до конца – занятие это не из лёгких. Поэтому для тех, у кого мало времени, я вкратце расскажу о самом Фрейде и кратко изложу его концепцию о бессознательном, которая оказала огромнейшее влияние не только на медицину, но и на философию, музыку, живопись, кино.
Фрейд родился 6 мая 1856 года в Австрии в еврейской семье торговца шерстью. Отец был “свободомыслящим” – не посещал синагогу, верил в то, что все чудеса могут быть объяснены наукой и человеческий разум в один прекрасный день создаст свободный от предрассудков мир. Зигмунд до десятилетнего возраста учился дома, затем с наградами окончил среднюю школу. К этому времени он знал немецкий, английский, латинский, древнегреческий и латинский языки. Так как в то время в Австрии евреям разрешалось заниматься только коммерцией, правом и медициной, Зигмунд избрал последнюю, питая к медицине довольно сильное отвращение. Он хотел заниматься философией. Будучи студентом большинство времени проводил в физиологических лабораториях. Увлёкшись теорией Дарвина, он на какое-то время стал “радикальным материалистом”.
После окончания медицинского факультета университета, чтобы оплатить свои многочисленные долги и обеспечить молодую жену он вынужден был оставить физиологию и заняться врачебной работой – сначала терапией, а затем психиатрией. Возненавидев больничную атмосферу он решил оставить практику и в 1885 году прошёл конкурс на желанную должность приват-доцента в Венском университете. С этого момента в течении 10 лет Фрейд занимался с одной стороны неврологией, а с другой искал “динамическую травму”, приводящую к возникновению функциональных заболеваний. В то время в своей практике он широко использовал гипноз, от которого впоследствии отказался.
Фрейд, которому было 40 лет, когда он “открыл” психоанализ, потратил последующие 43 года на теоретическую его разработку. В последние годы жизни он принимал мало пациентов, посвятив своё время литературной работе, преподаванию, управлению психоанализом во всём мире.
В 1938 году Австрию заняли нацисты и Фрейд оказался в еврейском гетто. За него Гитлеру был уплачен выкуп в размере 100.000 шиллингов и Фрейд смог переехать в Лондон, где и умер от рака гортани 23 сентября 1939 года.
Если то новое, что придумал Фрейд, попытаться выразить одной фразой, она будет звучать приблизительно так:
Человеческое поведение нужно объяснять не осознанными психическими процессами, а бессознательными.
Фрейд считал, что в одном и том же человеке существует несколько независимых душевных группировок. Некоторыми группировками руководит сознание, а другими бессознательное.
Психический элемент, например, какое-либо представление, обыкновенно не бывает длительно сознательным. То, что в данный момент сознательное, в следующее мгновение переходит в бессознательную сферу, но лёгким усилием воли вновь может быть возвращено обратно.
Что значит сделать нечто сознательным? Это суметь некий образ, чувство или представление воплотить в словесную оболочку.
Сознанию Фрейд дал имя “Я”, бессознательному “Оно”. Но существует ещё и “Сверх Я”.
Вот как, с точки зрения Фрейда, выглядит структура человеческой психики.

ЕгоСверх Я (дух) – это совесть, чувство вины, религиозное и социальное чувство, уважение к отцу, учителю.

Я (сознание) – разум, рассудительность. Господствует над движениями. “Я” вытесняет образы и представления в бессознательное и сопротивляется их возвращению в сознание.

Оно (бессознательное) – в нём доминируют страсти, влечения и удовольствия.

Как уживаются на общей кухне Я, Сверх Я и Оно

“Я” пытается подавить принцип удовольствия “Оно”. Ночью отходит ко сну, но руководит цензурой сновидений.
“Сверх Я” сформировалось в результате Эдипова комплекса. В мифологии, чтобы жениться на матери, Эдип убивает своего отца. Фрейд находит этот поступок вполне естественным. Более того, он считает, что у каждого мужчины бессознательно существует ненависть к отцу и скрытая сексуальная любовь к матери. Почему?
Потому что человек первоначально жил в первобытной группе, где главенствовал жестокий и ревнивый отец, приберегавший для себя всех самок и изгоняющий подрастающих сыновей. В один прекрасный день братья убили и съели отца. Но все они понимали, что каждого из них может постигнуть та же участь, поэтому возникло два табу – запрет убийства внутри рода и запрет родственных связей.
Стремление нарушить эти табу и необходимость их соблюдать и формирует “Эдипов комплекс” – бессознательное желание избавиться от отца и жениться на матери.
Как ребёнок, вынужденный слушаться своих родителей, сознание (“Я”) с одной стороны подчиняется категорическому императиву духа (“Сверх Я”), а с другой пытается овладеть “Оно”, в котором доминируют два вида влечений – сексуальное и влечение к смерти. Сексуальное включает в себя собственно половое влечение, его сублимации и инстинкт самосохранения. Влечение к смерти – это стремление возвратить всё живое в безжизненное состояние. Отсюда вытекает инстинкт разрушения, стремление к конфликтам, войнам. Исходя из этих двух влечений человек во всём двойственен, амбивалентен. Ведь недаром любовь граничит с ненавистью, созидание с разрушением, а гениальность со злодейством.

Откуда берутся и куда деваются неврозы

Как считал Фрейд, мы с вами страдаем “бессознательными воспоминаниями”, а симптомы наших болезней – всего лишь символы этих воспоминаний. Отсюда вывод: для лечения психосоматического недуга нужно суметь докопаться до первичной психической травмы, которая, как правило забывается (помните пример в разделе “Какой бы диагноз поставил Доктор Фрейд”?). Раскрутку воспоминаний нужно производить от настоящего времени до самого раннего детства. Поэтому если вы придете к “настоящему” психоаналитику, то он вас уложит на кушетку и попросит говорить всё что вздумается, не выбирая что сказать и не анализируя сказанное. Анализ – это его задача.
У вас было много неприятностей, скажет вам психоаналитик, но не все они привели к болезни. Заболевание развилось тогда, когда вам пришлось “себя сдержать “, сознательно подавить возникшие в момент нанесения психической травмы отрицательные эмоции. Проникшие в бессознательное стрессы, отягощая душевную жизнь, затем через вегетативную нервную систему переместились во внутренние органы.
Приводящая к болезни психическая дисгармония возникает и тогда, когда человек не может связать воедино свои душевные процессы. По мнению Фрейда невротик напоминает женщину, которая пошла за покупками и возвращается с большим количеством коробок и свёртков. Ей не хватает рук. Наклоняясь, чтобы поднять одну вещь, она теряет другую, и так продолжается бесконечно.
Проводя лечебные сеансы Фрейд заметил, что какая-то сила препятствует переходу воспоминаний из бессознательной сферы в сознательную. Поэтому психотерапевту, как и любому целителю, нужно уметь бороться с непроизвольным сопротивлением пациента выздоровлению.
Переход переживаний из сознания в бессознательную сферу Фрейд назвал вытеснением. Вытеснение и является причиной внутреннего конфликта, невроза или психосоматического нарушения.
Рассмотрим это на примере. Одна пациентка заболела сразу после смерти своей любимой сестры. Смерть сама по себе в данном случае никакой роли в возникновении заболевания не играла. Просто эта женщина была влюблена в мужа умершей сестры и на какое-то мгновение бессознательно обрадовалась смерти. Бессознательное стало осознанным, из “Оно” радость перешла в “Я”. Но тут же возник конфликт со “Сверх Я” (совестью), переживание было вытеснено назад в “Оно” и забыто. А болезнь осталась.
И как же происходило лечение? С помощью психоанализа это забытое переживание было обнаружено и больной была разъяснена сущность конфликта. В результате осознания механизма болезни у этой пациентки произошёл катарсис (очищение) и она выздоровела.
Причиной любого функционального заболевания, как считал Фрейд, являются эротические факторы. “Весь шум жизни происходит от эроса. Я знаю, что этому моему утверждению не очень то доверяют. Многие склонны думать, что я переоцениваю роль сексуального момента и обращаются ко мне с вопросом, почему другие душевные волнения не могут дать повода к болезни. Я не знаю почему это так, но опыт показывает… что это именно так. Люди вообще не искренны в половых вопросах. Они не обнаруживают свободно своих сексуальных переживаний, но закрывают их толстым одеялом, сотканным из лжи, как будто в мире сексуального всегда дурная погода” – пишет Фрейд.
Итак, по Фрейду вы заболели когда вам в следствие внешних или “моральных” препятствий нельзя было реально удовлетворить свою эротическую страсть. Тогда вы и убежали в болезнь, которая явилась заменой недостающего удовольствия. Поэтому ваше “Я” и оказывает сопротивление выздоровлению, как бы говоря: “Если я выздоровею, то что вы мне дадите в замен моей болезни?”. Невроз как бы заменяет вам монастырь, в который вы удалились разочаровавшись в жизни или чувствуя себя слишком слабым для неё.
Вы с этим не согласны? Тогда у вашей болезни лишний козырь.

Зачем во время сеанса нужно болтать всякую чушь

В психоанализе существуют три способа исследования бессознательного: обработка мыслей, анализ снов и толкование проступков (промахов). К случайным промахам относится временное забывание хорошо знакомого, описки, оговорки, потеря и ломка вещей, верчение в руках предметов, напевание мелодий и так далее. Но в душевной жизни случайностей не бывает. Анализ этих проступков и приводит психоаналитика к выводу о ваших истинных, а не скрытых от собственного сознания намерениях и желаниях, являющихся причиной симптомов болезни. Именно для выявления этих скрытых комплексов аналитик и попросит вас говорить всё, что придет вам в голову. Скорее всего вы ответите что сказать вам нечего, ничего не приходит на ум. A психолог постарается добиться, чтобы вы отбросили критику, говорили то, что считаете не относящимся к делу, бессмысленным, и особенно то, что вам неприятно. Чтобы вам помочь, аналитику важно как можно больше заблокировать ваше сознание (“Я”) и раскрепостить бессознательное (“Оно”). Намёки, оговорки интерпретируются им с особой тщательностью – случайная мысль или нелепое сочетание слов как раз и являются указателем, в каком направлении нужно искать конфликт. Нужно узнать от вас нечто, о чём вы сами не подозреваете. Следуя этим правилам, аналитик обеспечивает себя диагностическим материалом.

Три способа избавления от невроза

1. Вытесненное желание должно быть обнаружено и исполнено. Не беспокойтесь. Чтобы избавиться от тахикардии, вам не придется срочно искать объект своих скрытых сексуальных фантазий и немедленно тащить его в койку. Достаточно не исполнить желание буквально, а дать волю отрицательным эмоциям, дать выход тому, что вы в своё время сдержали в себе и что затем переместилось внутрь организма.

2. Или же можете своё желание сублимировать. Сублимация – это переключение сексуальной энергии или “недозволенных” импульсов на нечто “дозволенное”, к сексу не имеющее отношения. Например, если у вас есть способность к творчеству, то внутренний конфликт может перевоплотиться из симптомов болезни в художественные произведения. Или откройте своё дело, направьте вызывающую болезнь энергию в бизнес.

3. Последний вариант – комплекс просто осознаётся. В этом случае вы будете критически относится к тому, что мешало вам жить и не позволите ему вами командовать.

Может быть я несколько длинно описываю теоретическую базу психоанализа. Но во-первых, это само по себе интересно, не правда ли? И во-вторых, прежде чем прийти к психоаналитику, вы, прочитав эту главу, вероятно лучше будете ориентироваться в том, к чему он, разговаривая с вами, клонит.

Что творится в мозгу у коллектива

Ученик Фрейда швейцарский психиатр Карл Юнг считал, что существует не только личное бессознательное, но и коллективное. Содержание коллективного бессознательного является достоянием не одного человека, а группы лиц. Этой группой может быть семья, рабочий коллектив, страна или всё население планеты.
Коллективное бессознательное не приобретается в течении одной жизни. Это инстинкты, формирование которых длится тысячелетиями. В противоположность личному, коллективное бессознательное одинаково у всех людей. Личное бессознательное – “Оно” человека, а коллективное состоит из так называемых архетипов. Архетип – это сокращение от “архаический тип”. Слово “архаический” подчёркивает, что эти образования существуют с давних времён.
Архетип обозначает только то психическое содержание, которое ещё не подверглось сознательной обработке. Следовательно это не общепринятые правила и обычаи, а нечто другое, если можно так выразиться “ощущаемое, но не осознаваемое”.

Без маски вы краше

МаскаВведя понятие “коллективное бессознательное”, Юнг не отрицал и его личный эквивалент, который трактовал следующим образом. В одном и том же человеке может быть как бы “несколько личностей”. Расщепление характера – вполне нормальное явление. Наблюдая за кем нибудь при различных обстоятельствах, можно заметить, как резко меняется его характер и поведение.
Люди вынуждены вращаться, как минимум, в двух различных средах – дома и на работе. Эти две обстановки обуславливают раздвоение характера. Нередко бывает, что люди чрезвычайно энергичные, смелые и упорные в общественной жизни, в семье оказываются мягкими, добродушными, уступчивыми и слабыми. Или наоборот.
Который же характер истинный? Где же настоящая личность?
“По моему мнению”, говорит Юнг, “на поставленный вопрос следует отвечать так: у человека с расщеплением характера настоящего характера не существует, он вообще не индивидуален. Он коллективен, то есть соответствует внешним обстоятельствам, отвечающим общим ожиданиям. Будь он индивидуален, он имел бы один и тот же характер при всём различии в установках и не стал бы подстраиваться под ситуацию”.
Но любой человек уникален, а значит и индивидуален. Поэтому Юнг считал, что человек с расщеплением характера индивидуален бессознательно. Меняя маску в разных ситуациях, он обманывает других. Однако зачастую обманывает и самого себя пытаясь определить, какой же его настоящий характер. В разных ситуациях надевая разные маски он никогда не видит своего собственного лица.
Маску Юнг назвал “Персона” (термин, которым обозначалась маска древнего актёра), а внутренний характер – “Душа”. Подобно тому, как Маска сформирована воздействием внешней среды, Душа сформирована воздействием бессознательного.
Таким образом, Персона (Маска) – это приспособительная реакция, поведение в соответствии с внешними обстоятельствами. Персона – видимый характер человека. Какова же его Душа зачастую не знает никто.
Но Душа, как правило, содержит всё то, чего лишена Маска. Например, внешне жестокий, бесцеремонный тиран внутренне очень несамостоятелен, подвержен страхам и сомнениям. Или “вдруг” оказывается, что женщина, в высшей степени женственная, обладает сильной волей и настойчивостью.
Такая противоположность легко объяснима. И Душа и Маска имеют как мужские, так и женские черты и всё дело лишь в пропорциональности этих начал.

Научились ли вы радоваться препятствиям?

Эта фраза выбита на одном из Тибетских храмов. Не знаю, там или в каком-то другом месте её нашёл австрийский психолог Альфред Адлер, но именно она передаёт смысл его учения.
Адлер считал, что с детства каждый человек страдает чувством собственной неполноценности, всю жизнь старается преодолеть свои слабости чтобы, в конце концов, испытать чувство значимости.
Желание ощутить свою силу одних приводит к власти, других к достижению смутной конечной цели – “самосовершенства”, а третьих к творчеству.
Иными словами стремление к власти, познанию, творчеству являются всего лишь бессознательной компенсацией чувства неполноценности. Но чем больше у кого-либо выражено стремление к власти, тем менее у него развито чувство общественного долга. Люди, слишком много занимающиеся собой и стремящиеся к личной власти, чаще всего считают других людей своими врагами, желающими им только плохого. Всё человечество и его проблемы кажутся им чужими и далёкими. Поэтому нет ничего удивительного в том, что обременённые властью люди зачастую испытывают чувство собственной неполноценности и равнодушия к избирателям.
Для большинства из нас важно ощутить собственную значимость. Лишь только мы начинаем испытывать бесполезность для общества, чувство неполноценности усиливается.
Как же формируется это чувство?
Если ребёнок родился с каким-нибудь физическим отклонением, некрасивым, невысоким или слишком полным, он воспринимает этот, иногда им же придуманный недостаток, как жизненное препятствие, и находит свой стиль жизни в маскировке “порока”.
Или же, так называемые, “бессердечные” дети. Они всюду видят врагов и ведут себя так, словно находятся во враждебном лагере. Это всего лишь способ обратить на себя внимание, “завоевать” авторитет. Когда такие дети вырастают, их манера общения с окружающими остаётся прежней.
Но пожалуй самую большую категорию составляют изнеженные дети. Они чувствуют себя центром Вселенной – вокруг них крутятся родители, бабушки, родственники, как кометы туда-сюда пролетают преподаватели музыки и английского языка. Когда приходит время становиться на собственные ноги, они чувствуют себя изгнанниками из рая, им недостаёт душевной теплоты и они никак не могут найти взаимопонимание с другими людьми, особенно с супругом или супругой, таким же как и они “космическим гигантом”.
Задача психотерапевта – найти ошибки, допущенные в раннем возрасте и повлекшие за собой чувство неполноценности, объяснить их пациенту, и, через осознание механизмов, привёдших к этим ошибкам, показать путь к душевному равновесию.
Адлер отвергает существование врождённых способностей. Он считает, что все большие человеческие достижения являются результатом правильного обучения, упорства и соответствующих упражнений. Человек может достичь наибольших результатов не благодаря своим дарованиям, а за счёт постоянной упорной борьбы с возникающими на его пути трудностями. “Дайте мне дюжину нормальных детей, специфическую среду для их воспитания и я гарантирую, что, взяв любого из них в случайном порядке, я смогу превратить его в специалиста любого типа – врача, юриста, нищего или вора – безотносительно к его таланту, склонностям, способностям, призванию” – утверждает уже не Адлер, а бихевиорист Уотсон. Но о бихевиоризме поговорим немного позже. Сначала давайте узнаем что бы нам рассказал, если бы мы пришли к нему на приём, неофрейдист Эрих Фромм.

Я и Псевдо-Я

Я и Псевдо ЯВ процессе жизни, сказал бы Фромм, каждый из нас всё больше и больше осознаёт себя индивидуальностью. Этот процесс приводит к обособлению от других людей и одиночеству.
Кроме того, у каждого человека присутствует чувство неуверенности, ведь социальная система, навязывая свой ритм, стремится превратить нас в винтики. Посредством психоанализа, в отличии от своего коллеги Адлера, я помогаю пациентам избавиться не от чувства неполноценности, а от ощущения безнадёжности.
Но сначала давайте посмотрим как мы сами бессознательно пытаемся приспособить себя к этому миру.
Ребёнок, которого тиранит отец, приспосабливает свою систему эмоций к беспрекословному повиновению. Став взрослым, он будет находить удовольствие в подчинении, повинуясь жене или начальнику. В этом подходе присутствуют элементы мазохизма.
Другой же ребёнок, восстав против отцовского авторитета и копируя его поведение, может найти смысл жизни в садизме и тирании.
Одним из способов самоутверждения и бегства от собственного бессилия является стремление к разрушению внешнего мира, к разрушению не ради последующего созидания, а просто так.
Чтобы избавить себя от ощущения безнадёжности, проще всего вообще бессознательно отказаться от своей личности и усвоить тот образец поведения и мышления, который навязывает общество. В этом случае “Я” такого человека заменяется на Псевдо-Я, а его мысли псевдомыслями. Таких людей большинство, хотя никто из нас добровольно не согласится признать, что Он это не Он, а Псевдо-Он. Человек становится таким, каким его ожидают видеть другие. Этот механизм можно сравнить с защитной окраской, характерной для некоторых животных – они настолько схожи с окружающей средой, что их с трудом можно от неё отличить.
Тот, кто уничтожил свою индивидуальность и стал автоматом, таким же как и миллионы других автоматов вокруг него, не ощущает больше одиночества и тревоги. Однако цена этому – потеря самого себя.
Предполагается, что большинство из нас – индивидуумы, способные думать, чувствовать и действовать так, как нам нравиться. Каждый искренне верит, что он это он и его мысли, чувства и желания – действительно его.
Когда кто-то говорит “я думаю”, прежде всего мы оцениваем верно или неверно то, что он думает, а не то, он ли думает. Но выражение “я думаю” вовсе не означает, что думаю именно “я”.
Давайте представим следующую ситуацию. Мы хотим узнать, какая ожидается погода и спрашиваем об этом рыбака и двух горожан. Заранее известно, что все трое слушали прогноз по радио.
Рыбак начнёт прикидывать направление ветра, температуру, влажность и другие факторы и придет к более или менее определённому суждению. Вероятно он вспомнит прогноз погоды, услышанный по радио. Но нам он скажет своё мнение, результат своих размышлений.
Первый из горожан знает, что в погоде разбирается мало и ответит: “Я не разбираюсь в этом. Могу только повторить прогноз”.
Второй горожанин относится к другому типу людей. Он считает, что должен дать ответ на любой вопрос и после короткого размышления сообщит нам “своё” мнение, которое совершенно совпадает с прогнозом погоды, услышанным по радио. Мы спрашиваем его о доказательствах, и он говорит нам, что пришёл к этому заключению исходя из направления ветра, температуры и так далее. Поведение этого человека на первый взгляд кажется похожим на поведение рыбака. Однако, если проанализировать на более глубоком уровне, станет очевидным, что “его” мнение – вовсе не его, а чужое, которое выдаётся за своё и он искренне верит, что к этой точке зрения он пришёл в процессе собственных размышлений. У него создалась иллюзия собственного мнения, но реально он просто воспринял авторитетное высказывание, даже не зная об этом процессе.
Тот же феномен мы можем наблюдать изучая мнение людей о политике, о трактовке событий, которые происходят или происходили раньше. Спросите какого-нибудь читателя газеты что он думает по поводу последних перестановок в правительстве или относительно колебания курса национальной валюты. Он преподнесёт вам как “своё” мнение доводы, вычитанные в газете, и самое главное, искренне верит, что всё сказанное результат его размышлений.
Так же формируется мнение основной массы людей об искусстве. Средний человек, смотрящий на картины Рафаэля или Ван Гога оценивает их как прекрасные и впечатляющие. Но на самом деле у него нет внутреннего отклика на картину. Он считает её прекрасной, поскольку знает, что именно этой оценки от него ожидают окружающие. Посещая театр или филармонию такой человек обязательно “восторгается” чудесной игрой музыкантов.
Всё, о чём мы говорили, является верным не только для мышления, но и для чувств, побуждений, желаний. Многие люди убеждены, что если они чего-то хотят, они этого хотят на самом деле. Но их желания представляют собой всего лишь иллюзию желаний, а решения являются не собственными, а навязанными извне. Однако они успешно убеждают себя, что сами приняли эти решения, в то время как в действительности, движимые бессознательным страхом и угрозами комфорту, только подчинились ожиданиям других.
Подмена подлинных актов мышления, чувств и желаний псевдоактами ведёт в конце концов к замене подлинной личности на псевдоличность.
Как можно отличить фальшивую личность от настоящей?
Подлинное “Я” – это истинные, не зависящие от мнения окружающих мысли, эмоции, желания.
Псевдо “Я” – это роль, играемая человеком в соответствии с ожиданиями других людей, но играемая под именем подлинного “Я”.
Психотерапевт должен объяснить всё это пациенту, найти вместе с ним и восстановить то, что утеряно, тем самым освободив его от внутренних конфликтов, вызванных необходимостью приспосабливаться к окружающей среде.
“Счастлив тот, кто живёт в гармонии с собой. Разлад наступает тогда, когда нас принуждают быть в гармонии с другими” – изрёк, вероятно после курса психотерапии, писатель Оскар Уайлд.
Найдите гармонию с собой – и вы найдёте гармонию с другими!

Второе рождение

Приём у психоаналитика – это не только беседа или лежание на кушетке. Существуют и экзотические способы. Например лечение с помощью так называемого “первичного крика”. Оно возникло в 60-е годы и опирается на учение Фрейда. Его основатель – Артур Янов.
Невроз, сказал бы нам Янов, это сохранившаяся с детства в вашей психике боль. Всякий раз, когда будучи ребёнком вас не брали на руки, когда вы плакали, были голодны или оставлены без внимания, вы получали психическую травму. В какой-то момент возникла кульминационная точка – может быть тогда, когда вас передали няньке. Ваш невроз вызван исключительно неспособностью родителей удовлетворить в детстве ваши потребности в любви и внимании.
По мнению Янова, лечение может произойти только при помощи прямых, драматических и необычных средств. В Лос-Анжелесе здание его лечебного центра окружено домиками, напоминающими собачьи будки, откуда доносятся крики, на которые никто не обращает внимания. Посетителя вначале подвергают трёхчасовому сеансу психоанализа. Затем ему внушается, что он маленький ребёнок. Пациент кричит, плачет, начинает возиться с детскими игрушками. Кульминацией путешествия в прошлое является “первичный крик” – крик новорожденного, позволяющий больному почувствовать себя родившимся вновь без травм и комплексов.

Гештальтпсихология

Подход гештальтпсихологии к восприятию человека близок идеям целительства и нетрадиционного лечения. Гештальт это то, что в биоэнергии называется эгрегором – нечто целое, состоящее из взаимодействующих между собой частей.
Из частей состоит любое целое. Этим “целым” может быть что угодно – состоящий из органов и клеток человек, собранная в одной комнате группа людей, объединённые в страну отдельные области, а в библиотеку книги. Но целое – не просто арифметическая сумма составляющих его частей, а нечто большее, способное функционировать благодаря единству этих частей. Например компьютер – не только набор чипов и деталей, а нечто способное работать благодаря взаимодействию этих чипов. Молекула – это не только сумма составляющих её атомов, а и взаимодействие атомов между собой. Любой кинофильм состоит всего лишь из постоянно сменяющих друг друга фотографий, но кино – это нечто качественно иное, чем просто сумма фотографий.
И каждый человек представляет собой не просто арифметическую сумму почек, сердца, нервной системы, способностей, знаний, желаний, а нечто большее, что, объединяя отдельные ячейки, составляет единство человека как целого.
Но и в каждой отдельной ячейке существуют свои элементы.
Рассмотрим психику. В ней присутствуют эмоции, ощущения, восприятия, представления и многое другое. Однако зачастую для отображения состояния человека или его реакции на что-либо, люди используют описание всего лишь одного компонента, вычленяя его из гештальта (эгрегора) всей психики.
Например, когда мы говорим “он рассердился”, то передаём всего лишь эмоции этого человека. Или же произнося “она чувствует боль”, описываем только сферу восприятия. Но нельзя довольствоваться показом одного элемента, в то время, как реагирует целое. Другими словами, для понимания всего процесса нельзя обращать внимание лишь на часть, упуская связь этой части с целым. Да и восприятие само по себе не сумма зрительной, слуховой информации, осязания и так далее. Это некий гештальт, создающийся процессами более высокого уровня, чем сумма ощущений.
Отстаивая позицию целостности, скажет вам психолог-гештальтист, мы ратуем за единство психического и физического, за общность души и тела. Если человек танцует, в этот момент невозможно провести границу между его душевным состоянием и теми движениями, которые он совершает. Или, если человек испытывает радость, страх, то можно ли сделать вывод о его психическом состоянии видя физическое проявление этих эмоций – моторику, мимику этого человека? Да, можно. Видим одно, а делаем заключение о другом – и не ошибаемся.

Доктор Инсайт

И гештальтпсихологи и целители убеждены, что у каждого из нас имеется не только обычное, но и психическое, духовное зрение. Под ним подразумеваются бессловесные ассоциативные процессы, происходящие на грани сознания и бессознания. Сюда же относится и интуиция – способность схватывать обстановку в целом и сделать правильный вывод.
Слово интуиция в гештальтпсихологии заменена более точным термином – инсайт. Подлинное мышление является инсайтным, а инсайт – это способность мгновенно схватывать целое, гештальтировать, объединить воедино части какого-либо события, явления, собственного поведения или поведения окружающих людей. Зачастую неумение видеть за ворохом мелких составных частей проблему в целом, приводит нас к неспособности с этой проблемой справится. Задача психолога – помочь пациенту связать воедино разбросанные детали и путём интуитивного озарения, инсайта, найти выход из сложной жизненной ситуации.

Зачем нужно “озарятся” на приёме у психотерапевта?

Не только для того, чтобы выудив из мусорного ведра своей психики множество смятых черновиков, составить из них цельное повествование, но и затем, чтобы ощутить мир таким, каков он есть, без посредства человеческого понимания.
Вот как достигает этой цели американский психолог Эрхард.
Курс групповой терапии (стоящий около 400 долларов) состоит из двух уик-эндов – 4 дня по 15 часов. Вначале ассистент объясняет основные правила – в период занятий не есть, не пить, не курить, не говорить, не делать никаких записей. После этого, излагая свою точку зрения, психотерапевт несколько часов оскорбляет окружающих, называя их баранами, олухами, чья жизнь не стоит ни гроша. Он объясняет, что в мире не существует ничего ни хорошего, ни плохого. Это всего лишь разум навязывает своё суждение нейтральному миру, а в мире нет ничего определённого и никому ни до чего нет дела. Что существует – просто существует в независимости от того, что мы об этом думаем. Реальным является только опыт, а не разум, вера, логика, понимание. Если хотите достичь смысла жизни, всё это нужно отбросить.
Затем следуют долгие часы упражнений и медитаций. 80% обучающихся признают, что это приносит им пользу. Многие психиатры, пройдя курс, рекомендуют его своим пациентам. В литературе описано, что группа, состоящая из двухсот пятидесяти специалистов в области психиатрии, образования и права после “окончания тяжёлого испытания” стоя устроила Эрхарду овации.

Семейное консультирование

Оно является одним из основных направлений гештальтпсихологии.
Любая семья представляет собой живой организм, некое, состоящее из частей целое. Как и другие живые существа, она поглощает энергетическую пищу в виде “маленьких радостей”: прогулки в лес, покупка вещей, празднование всевозможных юбилеев, свадеб, рождений. Но этот организм выделяет и “продукты жизнедеятельности” в виде обид, ревности, раздражительности, проявлений эгоизма со стороны составляющих его частей. Если шлаки регулярно выводятся, семья существует нормально и счастливо. Если же “канализационные трубы” забиваются, “нечистоты” всё больше и больше заполняют семейное помещение. Поэтому психотерапевта, работающего с семейными конфликтами, можно сравнить с ассенизатором, прочищающим “забившиеся” канализационные трубы.
Наибольшее количество семейных психотерапевтов в США. По-моему в одной только Калифорнии их больше, чем во всех остальных странах вместе взятых. А в Венгрии их нет вообще. Почему? Не принято “выносить сор из избы”. Мой дом – моя крепость. Так многие и живут в своей крепости по уши сами представляете в чём.
В Украине и России семейных психотерапевтов мало. Этому есть две причины. Во-первых в течении семидесяти лет коммунистические идеологи делали всё для того, чтобы психология оставалась теорией, а не практикой. Но только этим объяснить малочисленность практических психологов нельзя. Ведь и биоэнергия в СССР была под запретом, тем не менее в последние годы экстрасенсы, полностью насытив внутренний рынок, хорошо “идут на экспорт”.
Вторая причина заключается в открытости славянского, если хотите “совкового” (в хорошем смысле этого слова) менталитета. У нас “мой дом” не является “моей крепостью”. Он, в отличии от традиций западных стран, открыт для друзей и друзей наших друзей. А “дом” – это не квартира, а душа. Святое дело “поделиться своими проблемами” с окружающими. Вот как это трактует один мой знакомый венгр: “Когда ко мне в гости приезжают русские, они сразу всех начинают обсеменять своими проблемами”.
С одной стороны это, конечно, плохо. А с другой – когда дом-душа открыта, из неё удобно регулярно выносить мусор.
Хотя друзья во многом и могут заменить психолога-консультанта, но профессионал это делает гораздо эффективнее. В семейной психотерапии используются любые направления – гештальттерапия, психосинтез, бихевиоризм. Семейная психотерапия является работой ассенизатора для психотерапевта, а для супругов это набор увлекательных игр. Приведу некоторые из них. Попробуйте их с супругом или супругой.

Спина к спине. Сядьте на пол спина к спине. Поговорите, не поворачиваясь несколько минут и после этого поделитесь своими ощущениями от разговора.
А зачем, собственно, это нужно? Почему бы просто не поговорить сидя на стульях лицом друг к другу? Опустившись на пол вы оба как бы “приземляетесь”, сходя с трона своих непреклонных позиций. А то, что смотрите в разные стороны позволит вам избавиться во время разговора от бессознательной агрессии, уйти от игры, к которой часто прибегают не только люди, но и животные – кто кого “переглядел”, тот и победил.

Сидящий и стоящий. Один партнёр сидит, другой стоит. Постарайтесь поговорить о своих взаимоотношениях в этом положении. Через несколько минут поменяйтесь позициями, чтобы каждый испытал ощущение “сверху” и “снизу”. Обменяйтесь впечатлениями.

Глаза в глаза. В течении нескольких минут пристально посмотрите друг другу в глаза. Установите зрительный контакт без использования слов. Поделитесь своими ощущениями.

Смена стульев. Сядьте на стулья друг против друга. Каждому из супругов даётся 3 минуты, для того чтобы высказать своё отношение к партнёру, который, самое главное, не должен перебивать говорящего и вступать с ним в спор. Затем поменяйтесь местами.
Следующий этап – постарайтесь представить себя своей женой (мужем) и выскажите своё мнение о себе с её (его) точки зрения.

А вот какие игры предлагает американский гештальттерапевт Джейн Рейнуотер.

Удовлетворение тайных желаний. Независимо друг от друга составьте список того, что вы бы хотели получить от супруга. Убедитесь, что вы включили в него всё, о чём вы никогда не отважились бы просить.
Сравните ваши списки, зачитывая их вслух по очереди, – сначала один зачитывает свой первый пункт, затем другой и так до конца.
После того как вы сравните ваши списки, обменяйтесь с партнёром возникшими у вас чувствами и впечатлениями.
Назначьте даты двух вечеров исполнения желаний. В первый вечер один из вас должен удовлетворить желания другого, выбрав из списка те, которые ему приятно было бы выполнить. Те же, которые выполнять не хочется или их просто невозможно осуществить, он пропускает без чувства вины. Во второй вечер позиции супругов меняются. Прекрасно, если вы, выполняя желания, относитесь к этому творчески и добавляете какие-то новые пункты. Но при этом вы должны быть уверены, что вашему партнёру они доставляют удовольствие и на самом деле это не является попыткой удовлетворить ваши собственные желания.

Придуманы тысячи других приёмов, помогающих мужу и жене приспособиться друг к другу и избавиться от существующих конфликтов. И если у вас есть подобные проблемы – переборите свою “гордость” и обратитесь к семейному консультанту. Желаю и вам и ему удачи.

Экзистенциализм

Это философско-психологическое течение, возникшее во Франции в конце 30-х годов. Одним из его создателей является Жан Поль Сартр.
Ваше восприятие всего происходящего, утверждает Сартр, основано на переживании абсурдности окружающей вас действительности, на случайности вашего существования вообще. Это переживание и приводит вас к одиночеству. Вы находитесь в экзистенциальном вакууме – ощущении утраты смысла жизни. Задайте себе вопросы – что есть бытиё? Кто есть я? Куда я иду? – и вы, получив на них ответы, избавитесь от этого чувства.
Как вы относитесь к своему дню рождения? Благословляя, проклиная день своего рождения, или относясь к нему безразлично, вы, тем самым, оцениваете факт своего рождения и существования в этом мире.
Для того, чтобы разрешить внутренние конфликты, во-первых исключите нереалистические надежды. Во-вторых осознайте, что всё, что существует вокруг вас, само по себе ни хорошо ни плохо. Чёрное оно или белое зависит только от вашего к нему отношения. Для равновесия в жизни не поленитесь найти интересную работу. Важно ощущать себя не муравьём, а иметь достаточно свободного времени и увлекательно его реализовать.
Попытки поиска бытия возвращают к вопросу о том, кто ищет, то есть о вас. Вы, недовольный своей жизнью, начинаете клясть обстоятельства, полагая что они, а не вы сами являетесь причиной постигших вас бед. Только углубившись в себя можно постичь свою суть, утвердить свою внутреннюю позицию. Только на этом пути можно обрести ценности, которые могут придать смысл всему вашему существованию.

Поведенческая психотерапия

“Фрейдисты ошибаются. Невроз – это просто плохая привычка. Предметом психологии является не сознание, а поведение” – так в двух словах можно пояснить суть поведенческой психотерапии – бихевиоризма. До него методом психологии были суждения человека о своих внутренних процессах. А подобные суждения всегда субъективны и ошибочны. Поэтому от суждений представители этого направления перешли к экспериментам над людьми и животными.
Один из “пионеров” бихевиоризма Эдвард Торндайк вначале экспериментировал с дошкольниками. Он мысленно представлял различные слова, объекты, числа. Сидящий напротив ребёнок должен был угадать, о каких вещах думает экспериментатор. В случае успеха наградой была конфета.
Смысл этого эксперимента заключался в следующем. В случае, если вы мысленно произносите слова происходят незаметные движения мышц речевого аппарата. Обычно они окружающими не воспринимаются. Но нельзя ли научиться читать речевые микродвижения, а тем самым и мысли? Оказалось, что можно.
Когда администрация университета запретила Торндайку опыты над детьми, он стал обучать цыплят навыкам прохождения лабиринта, а кошек и собак выбираться из “проблемного ящика”. Попав в ящик, животное могло выйти из него и получить еду только приведя в действие специальное устройство. Зверюшки бросались в разные стороны, царапали ящик, кусали его, пока одно из движений не оказывалось удачным. Действуя методом проб и ошибок животное случайно добивалось успеха. При последующих пробах число бесполезных движений уменьшалось, что в ходе эксперимента отображалось графически.
Принцип “проб, ошибок и случайного успеха” присущ как животным, так и человеку считают поведенческие психологи. Любой акт, вызывающий в данной ситуации удовольствие, будет повторен в такой же ситуации в будущем. И наоборот, акт, вызывающий дискомфорт, повторен, вероятно, не будет. Всё наше поведение основано на пробах и ошибках в сочетании с состоянием удовольствия или дискомфорта.
Одно время в американской психологии стало привычным трактовать человека как большую белую крысу, но затем из крысы, в понятиях бихевиористов, человек превратился в маленького робота со своеобразной программой. Живая машина способна действовать целесообразно, изменяя поведение в соответствии с изменившимися условиями.
Если вы придёте в кабинет поведенческого психотерапевта жалуясь на страх высоты, то используя принцип “более сильный стимул подавляет более слабый”, вас, после предварительной релаксации, попросят представить ситуацию – вы находитесь на всё увеличивающейся высоте. Поскольку релаксация является антагонистом страха, она будет его подавлять как в воображении, так и в реальной жизни.
Если вас беспокоит страх перед будущим, вам, опять же после релаксации, психолог, возможно, предложит посмотреть видеокассету с фильмом, где рекой льётся кровь.
Если у вас проблемы с алкоголем, вам сначала дадут выпить стакан вина, но затем вызовут у вас неприятную реакцию, например рвоту. Таким образом вырабатывается условный отрицательный рефлекс на принятие спиртного.
Когда вы неуверенны в себе, психотерапевт проведёт с вами репетицию вашего поведения в различных воображаемых ситуациях. Научившись вести себя “на репетиции”, благодаря установленному рефлексу вы обретёте уверенность и в реальной жизни.
Психолог Морено перешёл от воображения ситуаций к их игре на сцене. Эту игру он назвал психодрамой. Если вы обратитесь к специалисту, использующему в своей практике этот метод, то он задаст вам какую-нибудь знакомую, но вызывающую у вас неуверенность ситуацию, а вы, вместе с другими пациентами, импровизируя, должны её разыграть. Переживая важную для вас ситуацию не в реальной жизни а во время лечебного сеанса, вы находите оптимальный стиль поведения и избавитесь от болезненных симптомов.
Широкую популярность приобрели применяемые Мастерс и Джонсоном методы секстерапии. “Клиники секстерапии наводнили всю Америку” – писала “Нью-Йорк Таймс”.
Любой поведенческий психолог обязательно постарается обучить вас релаксации. Ею можно снять стресс, но редко когда удаётся избавиться от какой-нибудь внутренней болезни. Для этого необходим гипноз в сочетании с суггестией.

Как загипнотизировать гиипнотизёра

Хотите чтобы я вам рассказал как, придя на приём к психотерапевту, его загипнотизировать? Хорошо, но сначала ответьте на вопрос, зачем вам это нужно?
И всё же заглавие этого раздела не является всего лишь трюком для привлечения внимания. Дело в том, что на сеансе гипноза гипнотизёр вы сами. Психотерапевт вам только помогает. Гипноз, которого многие так боятся, является самогипнозом. Вас никто не загипнотизирует без вашего на то согласия.
А известно ли вам, что в состояние самогипноза вы погружаетесь несколько раз в день, только не замечаете это? Транс – это естественное состояние психики, в которое каждый из нас периодически входит нажав кнопку лифта, находясь за рулём автомобиля, глядя из окна поезда. Случалось ли вам в метро проехать свою остановку? Если да, значит в тот момент вы находились в глубокой задумчивости, когда фокус вашего внимания был направлен внутрь, а не во внешний мир. Состояние, в котором все действия выполняются автоматически, в то время, как сознание сосредоточено на чём-либо другом, и есть самогипноз.

Классический гипноз

Когда вы придёте к гипнотизёру, он, усадив вас в удобное кресло, ровным, нудным, монотонным голосом начнёт зудеть, что ваши веки тяжелеют, тело расслабляется, вас охватывает приятное тепло и вы, якобы, засыпаете.
Что вы при этом будете чувствовать? Если вы ожидаете ощутить “что-то такое, ну не знаю что, но что-то же я должен всё-таки чувствовать”, то вам придётся разочароваться. Лёгкая сонливость, бормотание психотерапевта и полный ваш контроль над тем, что происходит. Вот что такое сеанс гипноза. Его самого, гипноза как такового, вы, скорее всего, не заметите.
А как же психотерапевт определит, в гипнозе вы или нет?
Когда ваше лицо станет симметричным, кожа немного порозовеет и увлажнится, дыхание станет редким и глубоким, поза неподвижной, мигание (если глаза открыты) редким и прекратится сглатывание слюны, значит вы в гипнозе. Ваш психотерапевт скорее всего уже переболел синдромом “гипноз ради гипноза” или “щас я его как загипнотизирую!”. К этому стремятся только любители и новички. Их конечная цель – воскликнуть “ух ты, получилось!”. Профессионал же стремится к гипнозу ради лечения, прекрасно понимая, что “ух ты, получилось” само по себе никого не вылечит. Лекарством является не гипноз, а введённые в состоянии транса лечебные суггестии.

Суггестия

Это то же, что и внушение. А внушение всего лишь попытка убедить кого-то в чём-то. Она может быть предпринята с помощью слов (самый распространённый вариант), а можно попытаться это сделать взглядом, жестом, мимикой.
Примеры словесной суггестии сплошь и рядом встречаются в повседневной жизни. Большинство фраз несут в себе сознательное или скрытое внушение. Это и всякого рода наставления, типа “Ты должен хорошо учиться” или “Тебе не следует с ним дружить”. Любая похвала является положительной суггестией (“молодец”, “умный мальчик”, “хорошая девочка”, “как хорошо ты умеешь готовить”), а каждое порицание – отрицательной (“бестолковый”, “дурак”, “ты никогда не выйдешь в люди”, “откуда у тебя руки растут?”).
Человек, которому часто говорят, что он “бестолковый”, вольно или невольно начинает этому верить. Занижая планку своих притязаний, он смиряется со своей “бестолковщиной”. И наоборот, весьма посредственная личность под влиянием положительных внушений (“посмотри, как хорошо у тебя получается”) зачастую добивается гораздо большего, чем талантливый, но “забестолковленный” человек.
Этот принцип используется в медицине для лечения психосоматических заболеваний. Психотерапевт, усыпив пациента или введя его в гипноз (во многих случаях это не принципиально), произносит положительные внушения, суггестии, типа “Вы чувствуете себя всё лучше и лучше”, “Ваше сердце бьётся ритмично и чётко”, “Нормально работают лёгкие, почки”, “Вы снова стали здоровым и жизнерадостным человеком”. Лечебное влияние осуществляется именно за счёт данного внушения.
Не находите ли вы это нелепым? Примитивно же, до безобразия. Но секрет в том, что несмотря на простоту, доходящую до ощущения абсурда, суггестия на практике работает замечательно. Это означает что с помощью такого подхода можно значительно улучшить состояние семи пациентов из десяти, а трёх-четырёх из этих семи полностью избавить от болезни.
Никакое внушение не является внушением извне. Любой человек принимает не то, что ему кто-то пытается “вдолбить”, а то, что готов принять. Поэтому иногда даже нет необходимости в присутствии психиатра. Попробуйте каждый день (а затем всё реже и реже) сами себе повнушать: “А мне сегодня лучше, чем вчера (расшифруйте в чём именно).” Французский аптекарь Куэ, впервые применивший эту методику, считал, что многие болеют только потому, что воображают себя больными. Точно так же они могут излечиться, вообразив себя здоровыми.

Рауш-гипноз

Мгновенный гипноз, которым владеют только профессионалы. Рауш – фамилия врача, внедрившего много лет назад в медицинскую практику не гипноз, а наркоз. Рауш-наркоз – это “дубиной по лбу”. Причём дубиной настоящей. Пациент терял сознание и ему, пока он “в отключке”, делали операцию.
В Рауш-гипнозе вместо дубины используется какое-либо сильное, неожиданное, ломающее стереотипы и шаблоны действие гипнотизёра. Один из моих коллег так начинал свои лекции: когда зрительный зал заполнялся, на сцену выходил конферансье (бывший пациент) и заученным голосом объявлял: “Дорогие друзья, сегодня мы собрались для того, чтобы … ”
Спи!!! – как гром из-за кулис раздавался голос гипнотизёра. Конферансье впадал в каталепсию (состояние неподвижности) и его выносили за кулисы. После чего сам “маэстро” в белом костюме выходил на сцену и спокойным тихим голосом говорил наполовину впавшей в транс публике: “Тема лекции – гипноз”.
Или такой пример. Когда в конце 80-х годов Анатолий Кашпировский проводил массовые сеансы, к нему многие старались попасть на индивидуальное лечение. Но индивидуально он не принимал. Во-первых, не любил “возиться” с каждым отдельно, отсылая всех на свои групповые представления, а во-вторых, физически не смог бы “удовлетворить” всех желающих. Но всё же были и такие, которым удавалось его “упросить” принять их лично. Один молодой человек, двухметрового роста, очень хотел бросить курить. Анатолий Михайлович назначил ему “свидание” в коридоре Дворца спорта сразу после своего массового шоу. После нескольких недель ожидания, с неимоверным трудом пройдя никого не пускающие к “чудотворцу” милицейские заслоны, парень был, как говориться, “на взводе”. И мастер это знал, поэтому и позволил себе применить рауш. Стоя в коридоре, молодой человек, естественно, нервничал. В его сознании одна за одной возникали картинки, как великий гипнотизёр заведёт его в “особую” комнату, посадит в удобное кресло и начнёт мягким волшебным голосом убаюкивать. Что же он не идёт? Ведь представление уже закончилось? Где он? Может он забыл? Да нет – вот Он! Он уже идёт! О…! Сейчас возьмёт меня за руку! Сейчас!
Кашпировский не взял его за руку и не стал убаюкивать. Подпрыгнул, треснул “детину” по лбу и скомандовал: “Не кури!!!” После чего спокойно удалился.
Молодой человек постоял несколько минут с открытым ртом и пошёл домой. После этого у него и мыслей закурить не возникало.

Эриксонианский гипноз

Этот вид индукции гипнотического транса разработан американским психологом Милтоном Эриксоном. Поэтому и название такое – эриксонианский. В общем нечто на грани фантастики. Эриксон вводил пациента в транс, как казалось со стороны, просто с ним беседуя. Человек не замечал, как в процессе разговора, оставаясь сидеть с открытыми глазами и отвечая на вопросы, оказывался в гипнозе. Сейчас многие специалисты освоили этот способ и я вам расскажу что они с вами будут делать, если вы попадёте к ним на приём.
Всё начнётся с так называемой “подстройки”. Беседуя с вами, психотерапевт примет ту же позу, что и у вас. Если вы подстройку заметите, продолжать бессмысленно. А если не заметите, то после копирования вашей позы, гипнотизёр начнёт подстраиваться под ваше дыхание. Он или станет дышать так, как дышите вы, или согласует с ритмом вашего дыхания какую-то часть своего поведения – например начнёт немного покачивать в такт вашему дыханию своей рукой или говорить только тогда, когда вы делаете выдох. Почему именно выдох, а не вдох? Слова произносятся во время выдоха. И если психотерапевт что-либо начнёт говорить во время вашего выдоха, вам это легко воспринять как иллюзию своей внутренней речи.
Подстраиваясь, психотерапевт будет за вами следовать, но затем перейдёт к “ведению”. Дыша в вашем ритме, гипнотизёр начнёт медленно менять ритм своего дыхания. Если вы тоже измените ритм дыхания, следовательно вы “за ним пошли” и он установил с вами обратную связь.
Продолжая “вести”, психотерапевт приступит к индукции транса. В процессе разговора он задаст вам какой-нибудь, немного неожиданный, может быть даже нелепый вопрос, который вызовет у вас небольшое замешательство и заставит прибегнуть к зрительной памяти. Например: “Во что вы были одеты, встречая Новый год?” или “Когда вы в последний раз держали в руках свой паспорт?”.
После этого вы, вероятнее всего, посмотрите в сторону и немного вверх – этот взгляд свидетельствует об обращении к зрительному опыту.
Затем, скорее всего, гипнотизёр начнёт вас “забалтывать” какими-то неопределёнными, на первый взгляд ничего не значащими предложениями, рассказывая что-то и вплетая в историю что-нибудь с ней не связанное.
Вот что об этом пишет в книге “А вы пробовали гипноз?” Сергей Горин: “Лично мне техника наведения транса через истории нравится своей универсальностью. Советскому сознанию трудно докопаться до цели рассказчика, традиция рассказывания историй у нас почти исчезла. Берите любую ситуацию, связанную с естественным погружением в транс, и описывайте её развёрнуто. Можете рассказать как вы были в отпуске у моря и лежали у воды на тёплом песке, чувствовали, как тело расслабляется, расслабляется… Вы смотрели в небо, и при этом у вас слегка кружилась голова, и вам хотелось спать… Солнце утомляло ваше зрение, и вы закрывали глаза… Вам казалось, что вы продолжаете смотреть на воду, видите там ленивую рыбу, и думаете: “Интересно, может ли рыба чувствовать расслабленность и впадать в транс?””.
Я описал пример наведения транса по методу Милтона Эриксона не для того, чтобы научить вас сопротивляться гипнотизёру. Что вам даст сопротивление? Приятное удовлетворение в том, что вы его “перехитрили”? Если “перехитрите”, то так и уйдёте, с чем пришли. А если “перехитрит” вас он, уйдёте без надоевшей вам болезни.
А вот в следующем случае нужно действительно уметь сопротивляться.

Цыганский гипноз

Технику, которую использовал Милтон Эриксон, применяли и применяют цыгане. Для иллюстрации приведу самонаблюдение одной женщины, описанное в монографии А.М.Свядоща “Неврозы и их лечение”.

” … Мне 47 лет. Я несуеверна. 30.09.75 г., находясь в командировке в Москве, я вошла в парк, села на уединённую скамейку и занялась чтением своей рукописи. Ко мне подошла цыганка, на её голос я подняла голову; поодаль стояло ещё несколько цыганок.
Цыганка начала говорить, а я послушно выполняла её указания. “Я не цыганка, а сербиянка, – повторила она два раза, – я родилась с рыбьим зубом (повторила 2 раза). Достань монету, заверни её в бумажные деньги. Повторяй за мной: “Деньги, мои деньги.” Зажми деньги в руке”. Далее следует провал памяти. Денег она у меня не отнимала, но показала мне свою руку, в которой денег не оказалось; в моей, разумеется, их тоже не стало. Тогда я встала, а она мне сказала: “Денег не жалей, они вернутся”. Я отлично понимала, что этого не будет; другая цыганка стала просить у меня денег, я сказала: “У меня только мелкие монеты, я не могу их дать, а то мне не доехать до дома. Третья попросила у меня конфету “для ребёнка” и я дала ей (у меня в сумке был виден кулёк с конфетами). Я направляюсь к более людному месту, одна из цыганок пошла за мной. Она мне сказала: “Сними кольцо, чтобы ты хорошо жила”. В ответ я сказала что-то вроде: “Я не верю”. “Сними кольцо! – повторила она, – а то не доедешь до дому, ты вся почернеешь!”. Я ответила, что не боюсь, но сняла…”.

А вот какую характеристику дал этой женщине А.М.Свядощ: “… по характеру общительная, властная, умеет быть сдержанной. При экспериментально-психологических пробах повышенной внушаемости не обнаруживает. Не гипнабельна”.

Вот вам и не гипнабельна.


Туда Сюда

Комментарии:


One Comment (+add yours?)

  1. Сергей
    марта 03, 2011 @ 20:46:15

    …Уже для полноты упомянуть бы и Роджерса тогда)

    Ответить

Оставить комментарий